Распечатать

Правовая защита авторства на программные продукты

Опубликовано: 17 февраля 2002 года
В настоящий момент для защиты прав авторства на программные продукты (ППр) в Молдавии, России и странах Европы принят подход, основанный на проведении аналогии между ППр и литературными произведениями. Таким образом, к программам и базам данных применяется механизм защиты авторских прав на вышеупомянутые литературные произведения с некоторыми оговорками, вызванными спецификой рассматриваемого вопроса.

В то же время, все остальные компоненты информационных технологий (информационные продукты) защищаются правами частной собственности (ценная информация, оборудование и т.п.) либо правами на интеллектуальную собственность (коммерческая и государственная тайна, запатентованные изобретения).

Таким образом, существует неоднозначность в правовом подходе к информационным технологиям и их компонентам, что, в целом, затрудняет их законодательную защиту, а так же вызывает ряд других отрицательных последствий. При этом сфера информационных технологий (ИТ) приобретает все больший вес, и на государственном уровне многих стран принимаются активные меры по урегулированию отношений в данной области.

В результате проведенного исследования было выявлено, что существующий юридический подход к ППр является не вполне корректным, а так же менее эффективным и полезным чем защита прав авторства при помощи механизма патентов. Существует целый ряд причин, по которым можно сделать указанный вывод.

Во-первых, подход к правам авторства на ППр с точки зрения авторского права (Copyright) является в достаточной степени поверхностным и основан на некоторых явных схожих моментах в процессах написания литературных произведений и разработки программ (например, творческий характер работы, возможность тиражирования продукта работы и его перевода и т.п.) [6]. В то же время, не учитываются такие важные отличительные черты ППр как их динамический характер, функциональность, целенаправленность, развитие во времени и изменчивость, наличие внутренних алгоритмов и технических решений и др. Таким образом программные продукты попадают в своеобразное правовое "прокрустово ложе", вследствие чего рассматриваются довольно однобоко.

По своей экономической сущности, литературное произведение является средством потребления, в то время как ППр, напротив, является средством производства, предназначенным для "переработки" данных. Несмотря на указанную принципиальную разницу, для этих двух категорий продуктов человеческой деятельности существует единая правовая база. При данном подходе существование таких понятий как качество, надежность и безопасность ППр вступает в противоречие с определением продукта творчества в сфере искусства, что, в значительной степени, является причиной практически полного отсутствия обязательного контроля качества программных продуктов. Кроме того, правовая база практически не учитывает разницы в скорости морального устаревания литературных произведений и ППр, вследствие чего нередки ситуации когда производители программ продолжают продавать давно морально устаревшие ППр по исходной стоимости (например, компания Quarterdeck до сих пор продает свое расширение для ОС МС-ДОС Desqview по номинальной стоимости, хотя программа была актуальна лишь в начале 90-х годов XX столетия).

Информационные системы, и в том числе ПО, являются техническими системами [1], в общем понимании этого термина, как продукт технического творчества. Следовательно, они подчиняются законам развития технических систем и обладают их свойствами. В свою очередь свойства технических систем и законы их развития достаточно полно учитываются системой патентной защиты прав на интеллектуальную собственность. Это выражается как в стандартных процедурах проверки патентоспособности изобретений, так и в сроках действия тех или иных патентов и многих других аспектах. Таким образом, патентная защита прав авторства на ППр является более естественной для этого вида технических систем, нежели их защита в качестве произведений искусства.

Механизм авторского права не защищает идей, методов, принципов и алгоритмов, положенных в основу конкретных программных реализаций. Таким образом, производитель программ вынужден либо патентовать технологии обработки данных, используемые в ППр (что довольно необычно) либо мириться с безнаказанным использованием своих идей в аналогах своего продукта. Данный факт является одной из главных причин "затоваренности" рынка программного обеспечения многочисленными аналогами программных продуктов, отличающимися лишь в деталях, но одинаково защищенных авторскими правами. Указанная ситуация типична для рынков "Старого Света", однако, законодательство США позволяет наряду с авторским правом, защищать ППр патентами, что позволяет резко снизить количество программ- паразитов. При подходе, реализованном в США, производитель программ может сосредоточить свои усилия на совершенствовании своего продукта и повышении его качества и надежности, взамен усилиям по предотвращению раскрытия коммерческой тайны.

В связи с вышеизложенным возникает проблема сознательного торможения развития в области ИТ, так как производителям часто бывает выгоднее замалчивать различные "ноу-хау" в области разработки программ и баз данных нежели предлагать такие продукты на рынке без возможности защитить свои права на интеллектуальную собственность. Такая ситуация стимулирует развитие "промышленного шпионажа" и "компьютерного пиратства", а так же замедляет решение ряда важных задач, стоящих перед информационными технологиями (например, коммерческой тайной являются практически все технологии распознавания речи и текста). Кроме того, исключается возможность доработки существующих технологий третьими сторонами, которая является обычной для патентной системы.

Положение авторов ППр является крайне противоречивым ввиду неоднозначности законодательных условий признания авторства. По существующему законодательству в области авторского права факт авторства определяется по наличию соответствующего упоминания в опубликованной работе, при этом даже государственная регистрация произведения не является презумпцией авторства, т.е. не дает преимущества при судебном разбирательстве. Учитывая специфику программных продуктов, такое положения создает значительные сложности при отстаивании прав на авторство и, потенциально, не исключает возможности присвоения в судебном порядке авторских прав лицу, совершившему плагиат, в ущерб реальному автору программы или базы данных. Вероятность подобной ситуации при патентной защите ППр крайне низка ввиду автоматического механизма патентного поиска при подаче заявки на получение патента.

В принятой системе авторского права отсутствует контроль новизны и качества создаваемых ППр и включенных в них алгоритмов. Этот факт способствует как вышеуказанной перенасыщенности рынка программного обеспечения и относительной безнаказанности плагиата алгоритмов и идей, так и выпуску производителями ППр некачественной продукции. При существующей правовой системе борьба с плагиатом целиком ложится на плечи производителя программ, роль же государства как гаранта авторских прав сводится лишь к судебному рассмотрению исков о нарушении авторских прав. Такой важнейший критерий как качество ППр не контролируется вообще, что является причиной выпуска многочисленных версий и подверсий программных продуктов, отличающихся лишь количеством исправленных ошибок (дефектов). Государство подвергает обязательному контролю лишь информационную безопасность ППр, что в основном распространяется на операционные системы и программы криптографической защиты данных. В то же время, в системе патентной защиты основным фактором, влияющим на патентоспособность заявки, является новизна технических решений, следующим по важности является критерий функциональности, т.е. способности к выполнению предусмотренных функций, что напрямую связано с качеством продукта.

Другим негативным фактором системы авторского права является отсутствие обязательной проверки ППр на вредоносность. Такая проверка проводится лишь в исключительных случаях, например, при сертификации программ для использования в государственных учреждениях, рядовые же пользователи пользуются программами на свой страх и риск. Как уже говорилось выше, негативные факторы ППр возможно выделить при стандартной проверке заявки на получение патента.

Необходимо так же отметить несовершенство существующей системы защиты авторского права в отношении программных продуктов по сравнению с давно отработанным и четко действующим механизмом патентной защиты интеллектуальной собственности. Механизм авторского права, как таковой, успешно действует при защите авторства на произведения науки и искусства, в его рамках сложились давние традиции, разработаны и действуют этические принципы и т.п. Программные же продукты являются для этого механизма принципиально новым явлением, по отношению к которому нет ни традиций, ни четких этических правил. Такая ситуация вызывает уже упоминавшуюся здесь противоречивость правового положения авторов ППр. В то же время, учитывая аналогичность информационных и технических систем как продуктов технического творчества, основанных на технологическом подходе к их созданию, можно утверждать, что механизм патентной защиты интеллектуальной собственности не потеряет четкости своего действия при защите прав авторства на ППр.

Существует мнение [5], что патенты на ППр будут способствовать ускорению монополизации отрасли в целом и замедлению процессов развития информационных технологий. Есть несколько аргументов против данного высказывания. Во-первых, патенты, несмотря на их жесткость, обладают гораздо меньшим временем действия, чем авторское право. Авторское право охраняется на протяжении всей жизни автора и 50 лет после его смерти, что, в случае покупки авторских прав корпорацией, может превратиться в неограниченный срок. В системе патентной защиты интеллектуальной и промышленной собственности применяется механизм ограничения срока действия патентов, которое, в среднем, не превышает 20-25 лет (например, патент на криптоалгоритм RSA). Во-вторых, патентной системой предусматривается механизм "принудительного лицензирования", позволяющий использовать технические решения "положенные на полку", а так же механизм аннулирования патентов.

Механизм патентной защиты более гибок, чем механизм авторских прав, так как позволяет защищать разработки разного технологического уровня разными документами (методики и технологии - патентами, внедренные технические решения и доработки - авторскими свидетельствами и сертификатами). Таким образом, обеспечивается почти индивидуальный подход к разработкам в области ИТ, что позволяет более адекватно регулировать правовую ситуацию на рынке ПО.

Конечно, нельзя говорить о том, что система патентной защиты интеллектуальной собственности полностью лишена недостатков и негативных проявлений. В то же время, все вышеперечисленные доводы говорят в пользу применения именно этой системы взамен системы авторского права. Очевидно, что аналогичные выводы и привели Европейский Союз к принятию решения о внедрении механизма патентования программного обеспечения.

В качестве результатов такого перехода можно указать:

а) уменьшение ассортимента ППр на рынке до минимально необходимого, что позволит освободить значительные объемы людских и машинных ресурсов;

б) уменьшение числа версий и подверсий продаваемых ППр, что значительно облегчит контроль ППр, а так же значительно облегчит процесс потребительского выбора;

в) значительное повышение качества ППр и его надежности, что приведет к повышению эффективности использования программ;

г) автоматическое предотвращение ситуаций, при которых добавление всего нескольких дополнительных функций приводит к увеличению объема продаваемого ППр в несколько раз;

д) развитие отрасли в соответствии с законами развития технических систем, что позволит избежать затрат на развитие “тупиковых” направлений;

ж) повышение информированности пользователей ПО, что положительно скажется на обеспечении потребительских прав на рынке ИТ;

з) обеспечение государственного контроля деятельности производителей ППр при помощи механизмов сертификации и стандартизации;

и) лишение рынка ППр сверхприбыльности, что снизит темпы его монополизации и повысит уровень компетентности производителей программ.

Тем не менее, актуальной является проблема патентной защиты так называемого “свободного программного обеспечения”, а так же проблема перехода от одной системы защиты прав авторства к другой.


Литература:

[1] - Г.С. Альтшуллер, Б.Л. Злотин и другие. "Поиск новых идей: от озарения к технологии", Кишинев, "Картя Молдовеняскэ", 1989

[2] - Закон Республики Молдова "Об авторском праве и смежных правах", N 293-XIII от 23 ноября 1994г.

[3] - Закон Республики Молдова "О патентах на изобретения", N 461-XIII от 18 мая 1995 г.

[4] - Середа С.А. "Юридическая база информационных технологий в Республике Молдова".

[5] - Общественная петиция в совет Европы против введения механизма патентной защиты программного обеспечения.

[6] - Перевод статьи американского психолога Ричи О'Бауэра "Программирование как высшая форма творчества".